Спасаем зрение малышей! Присоединяйтесь!
Каждый десятый ребенок рождается раньше срока. По статистике, зрение 20% недоношенных детишек поражает ретинопатия
Каждый десятый ребенок рождается раньше срока. По статистике, зрение 20% недоношенных детишек поражает ретинопатия
Статья 2. Ингибиторы СЭФР: исследования

Сегодня мы продолжаем тему ретинопатии недоношенных и поговорим об исследованиях ингибиторов СЭФР. В связи с чем возникла такая потребность? К нам начали обращаться пациенты, которые участвуют в таких исследованиях. Наш материал предназначен для родителей недоношенных детей младше трех месяцев, кто сейчас в самом начале пути и у которых есть риск развития ретинопатии или с ней уже непосредственно столкнулись. Наверное, многие уже слышали, что есть второй метод лечения ретинопатии – интравитреальное введение ингибиторов СЭФР. При инъекции в глаза эти лекарства замедляют рост сосудов. До сих пор на территории Российской Федерации это проводится в качестве эксперимента. Это означает, что пока нет официального разрешения на применение этого метода от Министерства Здравоохранения. Наш фонд борется за то, чтобы эта процедура была введена в систему омс. Но, к сожалению, это зависит от очень многих факторов. Сейчас крупные компании начали проводить исследования, чтобы в итоге в любой детской больнице можно было применять этот метод. Как это происходит? Первый этап – клинические испытания, для которых фирма-разработчик выделяет средства и своё лекарство. Буду рассказывать на примере конкретных ситуаций, поскольку недавно такие исследования начали проводить по всей России.

Ситуация первая. К нам обратилась мама с просьбой о помощи. У её ребенка была ретинопатия третьей стадии, и врач сказал, что необходимо сделать лазер. Это бесплатно по омс. Ведь стадия только третья и «обычная» ретинопатия. Но мама почитала, подумала и захотела ингибитор. И стала проситься поучаствовать в исследованиях, которые проводятся такой компанией, мечтающей нести ингибитор в «массы». Врач сказал: «Зачем, если надо делать лазер». Тогда мама позвонила в компанию уточнить, подходит ли её ребенок под это исследование по состоянию здоровья (ряду других параметров). По всем пунктам они подошли, но в компании ей ответили, что если они принимают решение участвовать в исследовании, ребенок в 50% случаев попадает на ингибитор, в других 50% — на лазер. И этот выбор абсолютно не зависит от того, какой из методов подойдет ребенку лучше, а полностью случаен. Тогда мама выбрала свой путь – самостоятельно оплатить ингибитор и его введение, не связываясь ни с какими исследованиями, хотя они полностью бесплатны и за всё платит компания. Это, безусловно, плюс такого участия. Минус в том, что необходимо полностью подписываться на их условия, и после уже ничего невозможно отменить или на что-то повлиять. Пути назад нет. Будет необходимо сдавать все анализы и ходить на все осмотры в те сроки, которые будут прописаны. В этом случае мама выбрала свой путь и получила то лечение, которое она хотела. Но сама по себе тактика позвонить напрямую людям, которые этим занимаются, была очень правильной.

Другая ситуация. У других родителей у ребенка была осложненная форма ретинопатии, при которой был необходим ингибитор. Они обратились к нам в фонд за помощью, но в итоге решили принять участие в этом исследовании. И им определили проводить лазерную коагуляцию. И пути назад уже не было: передумать было нельзя. Так их ребенок попал на лазер. Хотя им необходим был ингибитор. Возможно, и лазер им поможет, но порой, если взвешиваешь все плюсы и минусы, в некоторых сразу становится понятно, что в этом случае ретинопатии нужно сразу делать ингибитор. И сомнения у московских врачей это не вызывает. Очень надеемся, что наш материал поможет тем, кто окажется в подобной ситуации и будет принимать решение.

Могут быть и другие исследования самых разных лекарств, и всегда нужно взвесить все «за» и «против» и ставить на первое место здоровье своего ребенка, а не деньги, потому что в случае со зрением его, к сожалению, потом не вернешь.

Записала Ирина Пшеничникова

Я хочу пожертвовать