Спасаем зрение малышей! Присоединяйтесь!
Каждый десятый ребенок рождается раньше срока. По статистике, зрение 20% недоношенных детишек поражает ретинопатия
Каждый десятый ребенок рождается раньше срока. По статистике, зрение 20% недоношенных детишек поражает ретинопатия
Потери

Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

Групповая психотерапия

Дар психотерапии

Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы

Лжец на кушетке

Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории

Хроники исцеления

Шопенгауэр как лекарство

КАК ПЕРЕЖИТЬ ТРУДНОСТИ И НЕ РАССТАТЬСЯ

Рождение ребенка — испытание для любой семьи, даже самой дружной, когда к радости от рождения малыша добавляются рутинные заботы, к которым большинство молодых родителей подчас не готовы. Но всё осложняется в разы, когда малыш рождается недоношенным или больным… Накопившаяся усталость, невысказанные обиды, неопределенность и отчаяние готовы разорвать в клочья вчера ещё счастливый союз двух любящих людей… Как во всех этих ситуациях супругам не потерять друг с другом связь, как правильно дать понять, что тебе сложно и нужна помощь, как вообще относиться к этой ситуации и вести себя родителям, чтобы сохранить семью? На все эти непростые вопросы специально для нашего сайта отвечает опытный пастырь и автор книг об устроении семейной жизни, отец девяти детей (и дедушка шести внуков), главный редактор интернет-портала Наследник.Онлайн протоиерей Максим Первозванский:

«Сейчас в медиапространстве широко тиражируются слова священномученика Владимира Амбарцумова, который рассказывал о своей рано умершей жене: «Я переставал понимать, где кончаюсь я, и где начинается она» как иллюстрация мысли, что в «правильном» браке человек теряет ощущение себя как отдельного от другого человека, и взамен этого возникает единство двух людей как одно целое. Но должен сказать, что для современного человека именно в таком понимании этих слов таится колоссальная опасность.

Такое отношение к своему супругу/супруге хорошо и правильно работает только в том случае, если вторая «половинка» вообще не существует как личность, т.е. фактически занимает место маленького ребенка в семье, либо когда второй супруг относится к этому точно так же, и при этом семья живет в счастье, довольствии и спокойствии, не встречаясь с проблемами и трудностями. Потому что как только семья сталкивается с серьезным вызовом — например, рождением недоношенного (или больного) ребенка — каждый из пары начинает оценивать эту ситуацию по-своему. Просто потому, что это два разных человека, разных субъекта. У них разный «багаж», разные представления о том, что произошло. И они начинают по-разному реагировать и по-разному действовать. Так получается всегда, когда нужно принимать решение, а взгляды на ситуацию разные.
Но одно дело, когда разные взгляды на то, что сегодня приготовить на ужин — котлетки или макароны — а другое, когда, к примеру, началась война, и мы решаем, уехать нам или остаться. Когда вещи незначимые, ничего страшного не происходит — пусть даже люди поругаются или же жена сразу признается, что пережарила котлеты и пообещает так больше не делать. А когда, например, денег в обрез, и решается, то ли лечить зубы сыну, то ли оплачивать дочке музыкальную школу, несогласие переживается уже гораздо острее.

Люди могут по-разному смотреть даже на очень значимые для семьи вещи. Но в ситуации, когда человек считает супруга (или супругу) своим продолжением – «не знаю, где кончаюсь я и где начинается она (или он)» — ему становится не просто не очень приятно или некомфортно. Его начинает дико бесить, когда второй супруг не оценивает происходящее так же, как он (она). Поэтому если к этой замечательной цитате, которая по сути перекликается со словами из Библии «И будут оба в плоть едину» (Мф. 19: 5), добавить слова Апостола Павла, что жена должна слушаться мужа во всём — буквально так — всё было бы действительно нормально.
Но в ситуации рождения больного ребенка жене очень сложно не начать считать себя главной. Так вообще происходит почти в каждой современной семье, где рождается даже абсолютно здоровый ребенок. В этом вопросе женщина не считает необходимым подчиняться взглядам и действиям мужа, считает, что это упало именно на неё — поэтому она здесь главная, и ей придётся разруливать всю эту ситуацию. А мужу — даже когда у семьи всё нормально и с жильём, и с деньгами — остаётся роль «подай-принеси»: жене всё понятно, у неё «всё схвачено», а муж оказывается где-то в статусе старшего сына, который должен помогать ей здесь и сейчас, а свою роль в воспитании ребенка сыграет когда-нибудь потом…
Поэтому современная мать даже по отношению – подчеркиваю — к абсолютно здоровому ребенку попадает в ситуацию «Я здесь главная». В ситуации, когда всё нормально, мужья обычно отходят на время на второй план, занимаются своими делами и помогают жене в зависимости от того, как им это нравится, но чаще всего охотно делегируют ей все полномочия в этом «женском» деле. Им удобнее просто принести денег и оплатить няню, врачей, дом и т.п., чем поучаствовать самому, потому что это серьезная нагрузка, даже когда всё нормально.
Когда же ребенок больной, жена начинает разговаривать с мужем по принципу «ты должен». И даже если она пока не бросает явные упрёки в его сторону, это написано у неё в глазах — явное ожидание, которое убивает всякую инициативу и желание. И даже если муж сам по себе серьезный и ответственный, в этой ситуации брак трещит по швам. Потому что эта ситуация совсем не здоровая. А когда муж и так не очень хочет всё это тянуть, а от него требуют всё больше и больше…

Когда что-то случается, мы всегда пытаемся найти виноватого. И если не удается свалить на больную прабабушку, которая через три поколения наградила ребенка своим заболеванием, обвинения обращаются либо на себя, либо на супруга. И то, и другое очень плохо. Если обвинять себя или самого близкого человека, который находится рядом, ничего хорошего не выйдет. Самое главное в сложных ситуациях — сохранить единство. Только оно должно строиться не на ощущении, что я не знаю, где кончаюсь я и где начинается он, а на осознании, что мы — два человека, которые могут эту ситуацию видеть по-разному. И на глубочайшем уважении к самостоятельности и независимости другого, его выбору в каждой конкретной ситуации. Например, ты считаешь, что сейчас не время веселиться, а другому супругу это сейчас нужно и т.д. По каждому пункту у него может быть свое мнение, которое надо уважать. И когда есть серьезное взаимное уважение к свободе другого человека, тогда не возникает желания от него закрыться, потому что он не будет вести себя у тебя в душе, как слон в посудной лавке. И тогда уже возникают условия для состояния «я не знаю, где кончаюсь я и начинается она», а не потому, что «она» или «я» не существуем. Мы не растворились друг в друге — мы две личности, проникнутые взаимным уважением.

Что касается практических рекомендаций в этой непростой ситуации, то в первую очередь приходит на ум известная молитва: «Господи! Дай мне силы изменить в моей жизни то, что я могу изменить, дай мужество и душевный покой принять то, что изменить не в моей власти, и дай мне мудрость отличить одно от другого». И себя надо настраивать именно таким образом. В ситуации, когда что-то не совсем хорошо или совсем нехорошо, надо понять, что я могу сделать — буквально по принципу хосписа: «если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь». Это касается всего: и здоровья ребенка, и отношений, и всего остального.
Этим принципом хорошо было бы руководствоваться в течение всей жизни. В спокойные периоды это может быть не так остро проявлено, но в кризисной ситуации становится очень важным. Точно так же, как алкоголику становится крайне сложно сразу выбраться из своей ямы, здесь важно двигаться вперёд маленькими шагами и делать то, на что мы можем повлиять, принимая то, что есть и пытаясь отличить одно от другого. Как и в случае с любым горем, человек проходит несколько этапов: неверие, отрицание, бунт, сделка и т.д. Все они проходят непросто и небыстро, и, что особенно важно, не параллельно у обоих родителей: муж может находиться в состоянии поиска сделки, а жена в состоянии бунта. И как им в этой ситуации взаимодействовать? Очень сложно.

Ну и, конечно, важно понять, что это не конец жизни. Да, не все мечты теперь сбудутся. Мы представляли себе, что наша жизнь будет такой, а она стала другой. Но это не значит, что в ней не будет счастья. Даже вполне возможно, что его будет даже больше, чем если бы родился здоровый ребенок. Потому что счастье никогда не бывает снаружи — оно всегда внутри. Можно быть совершенно здоровым, послушным, почти гениальным и при этом несчастным ребенком. И можно быть счастливым, когда, глядя со стороны, у тебя сплошное несчастье. Все зависит от отношения к жизни и умения радоваться. Но это уже вопрос принятия жизни такой, какая она есть, и тема для отдельного разговора».

Беседовала Ирина Пшеничникова

Я хочу пожертвовать